Продолжение откровенного интервью Татьяны Черневой: В команде губернатора я разочаровалась - "ВеликийНовгород.ру"
Интервью
Продолжение откровенного интервью Татьяны Черневой: В команде губернатора я разочаровалась 28.05.2019

Продолжение откровенного интервью Татьяны Черневой: В команде губернатора я разочаровалась

Итак… продолжение. Если в первой части руководитель фонда «Звездный порт» рассказывала больше о впечатлениях от президента и о том, куда пошли деньги от президентских грантов, то во второй – уже об отношении к местным властям – городскими и областными. О грязи, которую на неё вылили во время последней предвыборной кампании в думу Великого Новгорода в сентябре 2018-го, и о том, что думает Татьяна о политике сейчас. И, конечно, о предстоящих выборах в Государственную Думу: готова ли она ввязаться в «это», если кандидаты пообещают фонду и больным детям помощь?

О том, кто такие рыбки для забавы и для любви, и о многом другом – в нашей традиционной рубрике «ИНТЕРВЬЮ». Будет интересно.

ВН.ру: Татьяна, Вы тесно сотрудничали со «Справедливой Россией», особенно перед прошлогодними выборами в думу Великого Новгорода. Вы «постили» в соцсетях фотографии с Афанасьевым, Игнатовым. Сейчас как у Вас складываются отношения с эсерами?

Т.Ч.: Никак. К сожалению, очень многие люди используют нашу благотворительную деятельность больше, как пиар, а не из желания помочь. Поэтому у меня стойкое теперь решение – как-то с политикой завязать, потому что я поняла, что там люди зарабатывают деньги, а не пытаются решить проблемы каких-то людей. Та проблема, из-за которой я туда шла, по сути, мы сейчас ее все-таки пролоббировали без депутатства. И у нас получится открыть ресурсный класс - и дети с аутизмом пойдут в обычную 16-ю школу, а не в 7-ю, где не те программы, потому что у многих детей-аутистов сохранный интеллект. Мы хотели сделать эти ресурсные классы через депутатство, чтобы был принят закон, потому что было не пробить вот эту стену. На самом деле из всех комитетов, с которыми мне приходилось общаться, все-таки комитет по образованию Великого Новгорода самый продвинутый.

ВН.ру: Зачем хотели быть депутатом?

Т.Ч.: Чтобы стать депутатом и помогать этим мамам неизлечимо больных детей многие вопросы решать. Все-таки в депутатах, если вы посмотрите, в основном, представители бизнеса, которые лоббируют именно интересы своих компаний, что уж там говорить. Обычных людей там практически нет. Задача была попасть туда для того, чтобы решить для наиболее уязвимых слоев населения какие-то вопросы, но я большую опасность представляла. Вы же видели, какой черный пиар начался литься. На самом деле, я была шокирована, когда это все увидела. Но, с другой стороны, это был настолько классный опыт и самопознание. Как ты в таких обстоятельствах живешь и как остаешься человеком – не теряешь лицо, не отвечаешь на удар такой же грязью. Я себе зауважала.

ВН.ру: Вы реально верили, что есть шанс попасть в думу?

Т.Ч.: Я не думала о шансах, ведь когда я к Путину попала, я тоже о шансах не думала. Я просто что-то делала. У меня есть какая-то цель, для меня главное – достижение этой цели. Сейчас у меня, например, цель – я не хочу мыслить категорией денег в своей деятельности, я хочу мыслить категорией развития, каких-то проектов, возможностей.

Еще год назад мы еле выживали. Я всегда думала, где достать денег. Я платила няне «на час» и шла пешком, у меня не было 27 рублей, чтобы на транспорте доехать домой. 2017-й был настолько трудный год, я отказывала себе практически во всем, даже какие-то продукты питания не могла купить себе. Понятно, что при этом двигать какие-то идеи в фонде очень сложно. Когда у тебя есть определенный доход, ты понимаешь, что можешь спланировать свою деятельность. Например, столько у тебя нянь будет. Если мы сейчас брали только мам неизлечимо больных детей, то благодаря тем победам, которые у нас произошли, теперь мы собираемся расширить эту аудиторию. Мы хотим взять и приемные семьи, и многодетные семьи поддержать. Если нет этого благополучия финансового, то ты начинаешь другими категориями мыслить. А в благотворительности так не должно быть.

ВН.ру: Как у Вас общение с новгородским бизнесом складывается?

Т.Ч.: Сложно. Здорово помогает Торгово-промышленная палата. Хотя пожертвования небольшие, но они никогда не отказываются. Помогают все-таки и предприниматели, и крупный бизнес.

ВН.ру: Все-таки возвращаясь к Путину, эта встреча что-то изменила?

Т.Ч.: Наши власти, я даже не знаю, как глагол подобрать, боятся они его – не боятся, но им главное – красиво отчитаться, а не дело, которое реально сделано. К сожалению, моя встреча с Владимиром Владимировичем ничего сильно не изменила ни в жизни фонда, ни в жизни людей. Мы даже когда приехали, с нами-то не очень торопились встретиться. Мы - головная боль были в том смысле, что президент сказал: «идите к губернатору». Я посидела – подумала, раз он сказал: «сходите к губернатору, попросите о помощи». Причем, мы же пытались – подавали эти же проекты, но они не выигрывали здесь. Именно командой губернатора они не выигрывали, тогда был департамент внутренней политики. Именно они нам не давали гранты, то есть они финансировали совершенно другие проекты. И по тем средствам, которые выделяются, уже видно, под какую организацию «заточена» эта субсидия. Может быть, по конкурсу победят организации, которые маленькие гранты получат. А основные деньги – там видно, на кого рассчитано это все.

Когда президент спросил: «Помогают вам или нет?». А мы договорились заранее, что мы жаловаться не будем, губернатор же только-только начал свою деятельность. Ну, думаю, что про старого говорить – он уже ушел, а этот-то ничего не сделал. Мы поэтому решили, что ни на кого жаловаться не будем, поэтому сказали: «сами справляемся». Но когда приехали, мы пытались как-то повзаимодействовать с новой командой губернатора, но ему неинтересно это, вообще. То ли мы очень мелкие, я не знаю, то ли мы незаметные, то ли та целевая группа, с которой мы работаем, совершенно не входит в круг его интересов.

ВН.ру: Но вы же встретились с Никитиным?

Т.Ч.: Он с нами встретился, очень миролюбиво встретился. Видна была какая-то открытость его на встрече. Он, действительно, искреннее, мне казалось, радовался. Но дальше он меня разочаровал. Там было принято решение на этой встрече, что в течение двух недель нам подберут помещение. Я попросила помещение, потому что поняла, что денег не надут, поэтому хотя бы помещение. Потому что там, где сейчас фонд находится, - это коммерческая аренда. Нам сказали, в течение двух недель показать помещения, чтобы мы отсмотрели и выбрали, и в течение месяца сделать дорожную карту, чтобы мы получили доступ как организация, осуществляющая социально-ориентированные услуги, к этим государственным заказам.

Прошло две недели – никто не звонил, месяц прошел – никто не звонил. Через полтора месяца начала я звонить. Я подумала: ну, раз Путин сказал, почему они плюют на слова президента? Они же должны как-то отреагировать? В декабре, когда я начала звонить, нам показали первые помещения, и показала именно соцзащита на своей территории. Эти кабинеты нам не подходили. Опять же было такое ощущение, что делали они это, чтобы отвязаться. А тут – я же по серьезному пришла помещения просить, то есть мне нужно было для дела, а не для того, чтобы кто-то отчитался.

Потом повезло. Все-таки как ее не критикуют, но Ольга Николаевна Колотилова мне нравится в этой команде. Она живая, настоящая. Она как-то вникла в проблему, и поняв, что команда губернатора не справляется с этим, она позвонила мэру и попросила его помочь.

Вот там команда была уже профессиональная. Они меня пригласили, выслушали и пытались разобраться, что конкретно мне нужно. Они нам показали эти помещения, я понимала, что в ужасном состоянии, но территориально меня устроили. И они начали процесс оформления документов. После этого я, вообще, на мэрию как-то по-другому посмотрела. Про дорожную карту так и забыли, никто там ничего не предложил. Как пустое слово вылетело. И если бы я какую-то настойчивость не проявила, то и помещения бы тоже не было – это 100%. В команде губернатора я разочаровалась. Я не прошу сейчас больше ничего у них, я сейчас больше работаю с мэрией.

ВН.ру: А как с министерством здравоохранения складываются отношения?

Т.Ч.: До этого мы очень хорошо работали с министром Михайловой. Она реально решала все проблемы. Можно было позвонить и сказать: «Такая-то мама, ей нужно то-то». И она, действительно, помогала.

Когда министр сменился, такого доступа не стало. У нас в проекте, на который получен президентский грант, есть медицинская помощь мамам. Решили мы эти услуги получить в поликлиниках обычных. Я написала письмо на нового министра. Пришла в приемную, меня отправили к Резеде Хамидовне (зам. министра. – прим. Ред.). Мы с ней поговорили. Она мне очень понравилась, прониклась проблемой. Но опять: то ли в силу ее сильной занятости, скорее всего, опять тема подвисла. Я звонила, писала, она не отвечала, трубки не брала. Но я поняла, что нужно быть настойчивей, в конце концов. Все-таки президент сказал: «помогайте им». Ну, не у всех такая есть поддержка. Я проявила настойчивость, в конце концов, мы договорились с одной из клиник благодаря Резеде Хамидовне.

ВН.ру: Впереди выборы в Госдуму. Кандидаты будут опять пиариться на всём и на всех. Вы будете в этой кампании участвовать?

Т.Ч.: Вы знаете, я человек дела. Есть книжка «Поступай как женщина, думай, как мужчина» Стива Харви. Он женщин делит на «золотых рыбок» и на «рыбок для забавы». И написано, как определить, как к тебе мужчина относится – как для забавы или как к золотой рыбке? Это можно и к рекламным кампаниям в Госдуму применить. Например, если тебе пообещали позвонить, и в течение первых суток не звонят, значит, ты рыбка для забавы. Если тебе звонят буквально через час и что-то предлагают, значит, ты золотая рыбка и на тебе хотят жениться. То есть если тебе пообещали и хотя бы в течение 3-х дней не привели строителей, которые начали ремонт, то точно на тебе пиарятся.

ВН.ру: То есть сначала помощь?

Т.Ч.: Да. А потом пиартесь. У меня в последний раз создалось впечатление, что человек пришел – сфотографировался, ушел, не буду фамилию называть. Я как обезьянка была, чтобы он просто показал. Понимаете, ничего не сделал! В течение двух месяцев ничего не сделал! А ты в розовых очках ждешь, хотя знаешь, что человек уже ни один раз не только тебя кидал. Но все равно веришь. Как же: именно с тобой-то все будет по-особому. Теперь у меня такой иллюзии нет. Хорошо, что я никуда не вступила - ни в какие партии. Я от «Справедливой России» только баллотировалась. Я хотела быть вне политики. Я разочаровалась в беззаконности того, что происходит.

Прим. редакции: Татьяна Чернева не стала вслух произносить фамилию кандидата в депутаты Государственной думы, который так любит фотографироваться. А ещё новгородцам он известен как любитель собирать грибы и ягоды, чем, собственно, и живёт.

ВН.ру: Но если обратятся и все-таки помогут, вы готовы?

Т.Ч.: Знаете, я была сейчас в Пензе, там были ребята, которые занимаются экологией. И они говорили, что если, например, «Норильский никель» даст деньги на их проекты, они не возьмут ни 3, ни 5, ни 10 млн. Потому что сам завод загрязняет среду. Есть люди в нашем городе, от которых я точно не возьму никакую сумму. Люди, которые с моими внутренними ценностями не соотносятся. У меня все-таки какой-то внутренний стержень есть. Я не ко всем готова повернуться лицом и что-то сделать. Но к кому-то готова, опять же, по делам.

ВН.ру: А к партии власти отторжения нет?

Т.Ч.: Наверное, оно у меня есть. Честно? Я не верю ей.

ВН.ру: А кому-то верите?

Т.Ч.: Себе (смеется, - прим. Ред.). Ну, хочется верить.

ВН.ру: Вы не пришли к выводу, что политика – грязное дело?

Т.Ч.: Политика – не грязное дело, грязной ее делают люди, которые там сидят. Но, к сожалению, там сейчас сидят готовые всех кругом пачкать. Технологии для того, чтобы что-то сделать, они грязные. Сама по себе политика – это часть нашей жизни. Она не может быть грязной. Есть же много людей, которые достойны уважения.

ВН.ру: Есть у Вас какие-то планы?

Т.Ч.: Я очень хочу не мыслить категорией денег, а мыслить категориями развития. Я думаю, игровым аппаратом мы полностью закроем свою незащищенность – у нас будет оплачена аренда, зарплата бухгалтера, налоги. И это нас защитит от краха, как было, что я готова была закрывать фонд. Мне не прожить было. Я просто в стадии такой нищеты находилась, что мне страшно подумать, как еще при этом проект развивала, который оказался лучшим в стране. И он 4 раза не поддерживался здесь. Кстати, когда вторую премию получили, правительство области даже не заметило этой победы, вообще.

ВН.ру: Вы лбом стены прошибаете…

Т.Ч.: Я не знаю. Но точно, что мы делаем правильно, потому что то же министерство социальной защиты, например, очень многое из нашей деятельности позаимствовало. Они полностью используют курс лекций по уходу за лежачими людьми, которые разработаны в нашем фонде. Но при этом ничего не рассказывают о том, где они это взяли. Другой фонд благотворительный сейчас у себя ввел услугу «няня на час». Мы идем впереди.

На самом деле, это здорово, что люди какой-то наш пример берут. И здорово, что в соцзащите применяются эти практики. Значит, вся работа не зря. Наша-то основная цель, чтобы жизнь целевых групп, ради которых мы работаем, улучшилась. Если они взяли это и это практикуют – пускай. Значит, мы можем что-то другое скреативить.

Мы долго позиционировали, что работаем с мамами и с детьми параллельно. Сколько существует центр «Виктория», сколько существует социальная защита, но только сейчас они стали использовать свои сенсорные комнаты для релаксации мам после того, как мы свою сделали и свои программы внесли, и параллельно они стали работать с детьми. То есть они задумались о мамах. У нас штат небольшой, мы не можем охватить все. И здорово, что они нас копируют. Для меня это радость.

ВН.ру: То есть Вы конкуренты для соцучреждений?

Т.Ч.: Да. Они не хотят допустить нас ближе к этим целевым аудиториям, потому что они боятся этой конкуренции, не смотря на то, что у них есть именно материальные ресурсы. У нас интеллектуальные ресурсы. И если бы можно было объединять их материальные и наши интеллектуальные, вот это было бы взаимодействие. Но они не готовы.

У них, например, есть план принять столько-то мам по столько-то часов, мы же будем с этой мамой возиться не 10 консультаций, а пока не увидим, что есть результат. У нас нет этих норм. Наша цель, чтобы она встала, и у нее не было этого эмоционального выгорания. Мы не завязаны на их показатели, отчетность, статистику. Пускай, мы их меньше обслужим! Но нам важно, чтобы она зашла в выгорании сильном, а вышла в легком. Или вообще без него. Мы будем столько с ней, сколько ей нужно. Если бы у нас было такое стабильное финансирование, как у них, народ сюда бы пошел. Мы работаем не ради статистики. У нас качество выше и мамы это понимают. А получают услуги и там, и там.

ВН.ру: Но добиться бюджетного финансирования НКО…

Т.Ч: Нет, это невозможно. Здесь нужно выстраивать свою систему самоокупаемости.

ВН.ру: А какое у Вас кредо, которое помогает Вам по жизни?

Т.Ч.: Раньше мне нравился Ницше, когда он говорил: «все, что нас не убило, делает нас сильнее». Но когда у меня умер папа, я поняла, что я не хочу быть сильной. Эта фраза вместе с папиной смертью исчезла. Мне нравится слоган нашего фонда – «Сделаем даже невозможное». Как-то так. Когда я стояла на сцене и жала руку президенту, я вот всем тем, кто нас вычеркивал, не давал развиваться, не давал нам гранты, я им вот так показала! Вот так было. Вот эти моменты, когда ты чего-то добиваешься, тебя топят, поливают грязью, ты не ломаешься, ты идешь дальше, для меня – это самый драйв. Я люблю свою злость. Когда меня разозлят, эта злость меня не разрушает, она меня созидает. Она дает энергию двинуться, чего-то добиться, у меня сразу какие-то креативные идеи возникают в голове.

ВН.ру.: Почему на областном уровне Ваш проект власти не оценили?

Т.Ч.: Я не думаю, что нас специально «зарывали» с этим проектом. Я думаю, что у них ума не хватило экспертно оценить, что он крутой. Те, кто в комиссии сидят областной, они распределили, кому, что и дальше миксуют. Все дело в том, что на местах, где решения принимаются, работают «свои люди», которые ни хрена в этом не понимают. Я думаю, что просто некомпетентные сотрудники. Везде. Вы посмотрите на этих постах ключевых, кто, где сидит? Нет экспертов своего дела. Но выживают в экстремальных условиях не те, у кого еда, вода, телефон есть, а те, кто умеет противостоять стрессу, умеют не терять самообладание.

ВН.ру: В каком эмоциональном состоянии Вы сейчас?

Т.Ч.: У меня был в начале марта сильный эмоциональный взрыв. В январе попали в реанимацию одновременно и мама, и свекровь. И, конечно, был стресс. Я боялась, что мама не выживет. У мамы инсульт второй случился, а у свекрови онкология. Сейчас жизнь обоих вне опасности. Конечно, этот стресс меня подвыбил. Но когда ты злишься, когда тебе не дают то, что нужно, это подзаводит. Когда эта волна черного пиара полилась, когда ты к ней не готова, а она тебя «бабах». Потом когда адаптировался и пошли следующие, то знаете: «бьют волны, а мне не больно, а мне прикольно». Давайте, что вы еще выдумаете?

ВН.ру: Вы больше ни шагу в политику?

Т.Ч.: Я не вижу смысла. Черный пиар меня не испугал, я просто не увидела там возможности.

ВН.ру: А все-таки о проектах на будущее…

Т.Ч.: Если в начале пути мне важно было рассказать об этих мамах, что они есть, что эти женщины переживают, теперь возникла идея проекта «Безграничные мамы». И показать мам, которые имеют ребенка с ограничениями, но в жизни чего-то добились.

Я хочу это пространство не только мамами неизлечимо больных детей ограничивать для их же пользы. Чтобы они видели других мам, которые тоже что-то добиваются в жизни, чтобы у них стимул для роста был. Очень меня привлекают еще трудные дети. Взять этих мам. Сначала маму поддержать, а потом воздействовать на ребенка. И плюс точно, уже и запросы есть: почему занимаемся только мамами, почему нет пап? Я, скорее всего, сделаю в следующем проекте часть отдельно про пап. Если у мам это выражается в депрессиях, то у пап – алкоголизм, уходят в работу или посиделки с компаниями – только дома не видеть жену и больного ребенка. Так проявляется их выгорание.

ВН.ру.: Это еще в этом году?

Т.Ч.: В ноябре у нас заканчивается президентский грант, я буду писать заявку на продолжение проекта. Не знаю: выиграю или нет?

Беседовала Юлия Гончаренко

Система Orphus

Комментарии (5)

Марина, 28.05.2019
+1 -1

Хорошее интервью. Юля, спасибо! Татьяна, успехов Вам в ваших крутых начинаниях!

светлана, 29.05.2019
+1 -1

По всей видимости, с момента этого интервью, для Черневой Т. начинается опять трудный 2017 год. Хочет борьбы, борьба будет предоставлена.

светлана, 29.05.2019
+1 -1

"Самое сложное - это выбрать одну дорогу, когда стоишь перед множеством доступных. Самое страшное - это когда стоишь на этой развилке уже много лет."
Ю.А. Колбасов

Подробно, 30.05.2019
+1 -1

Подробно конечно

Анна, 01.06.2019
+1 -1

И все таки человек не Бог