ПРАВО АВТОРА
Психолог Андрей Киселёв: Родители должны договориться между собой, что отец – авторитет, а мать его во всем поддерживает 30.10.2017

Психолог Андрей Киселёв: Родители должны договориться между собой, что отец – авторитет, а мать его во всем поддерживает

Приходить на консультации к психологу не всегда есть время, а зайти в интернет с этой целью – гораздо проще. Так решили сотрудники детско-подросткового отделения «Катарсиса» и впервые запустили в новом учебном году серию вебинаров.

Теперь два раза в месяц по средам с 16.00 до 17.00 можно слушать лекции психологов на разные темы на канале ютуб. А также в режиме он-лайн задавать вопросы – только для этого следует зарегистрироваться. Те же, кто не успеет посмотреть в прямом эфире, – могут найти эти вебинары на просторах интернета после.

«Школа успешных родителей» будет работать до мая. Темы для обсуждения весьма актуальны: здоровый образ жизни, сексуальное воспитание детей, увлечение подростков суицидными группами в соц. сетях, конфликты в школе, агрессия, зависимости от психоактивных веществ и многие другие вопросы.

Первая же лекция называлась «Нужно ли быть другом своему ребенку?» Рассуждал на эту тему Андрей Киселёв, психолог детско-подросткового отделения ГОБУЗ «НОНД «Катарсис». Воспользовавшись моментом, корреспондент ИА «Великий Новгород.ру» задал и свои вопросы специалисту. Подробности – в нашей традиционной рубрике «ПРАВО АВТОРА».

ВН.ру: Андрей Дементьевич, почему выбрали именно эту тему?

А.К.: На эту тему я уже непосредственно 7 лет работаю с детьми не в теорию, а вживую. С теми, кто лежит у нас в стационаре. Эта тема мне наиболее близка.

ВН.ру: А все-таки ответ правильный: своему ребенку нужно быть другом или здесь вообще нет однозначного ответа?

А.К.: Если коротко, например, у вас есть друг, да? Если вы поспорите, вы сможете с другом поругаться, и друг может сказать: «Я с тобой больше не хочу общаться». Вы проблему не решили. С родителем так не получится: вы живете с родителями. Поэтому если вы наладили какие-то дружеские отношения, нельзя переходить черту до того момента, когда ребенок скажет: «Ты мне не нужен, ты для меня не авторитет». Вот до этого доводить нельзя всю эту дружбу.

ВН.ру: Какие в отношениях детей и родителей основные «камни преткновения»?

А.К.: Ложь, недоверие со стороны родителей. Все начинается с родителей. Ребенок учится врать у родителя. Если родитель его обманывает, и это все раскрывается, то, естественно, ребенок тоже будет врать в ответ родителю.

ВН.ру: То есть не улица воздействует?

А.К.: Все-таки все зависит от родителей. Ребенок-то выходит на улицу от кого? От родителей, а не наоборот.

ВН.ру: Есть представление, что недопонимание между детьми и родителями чаще всего встречается в неблагополучных семьях. А потом дети попадают к вам с алкогольной или наркотической зависимостью в «Катарсис»…

А.К.: У нас лежат ребята, которых привозят сюда на «Порше Кайен», и могут поступить из детского дома или еще откуда. Различий в социальном положении и статусе нет никаких.

ВН.ру: То есть все зависит от обстановки в семье?

А.К.: Да.

ВН.ру: А кто чаще всего за эту обстановку должен отвечать: мама или папа?

А.К.: Вы знаете, к сожалению, наша страна лидирует по разводам. Поэтому женщины в основном воспитывают детей в одиночку. Но в идеале, конечно, за все должен отвечать мужчина. Правильно? Женщина должна создавать уют, мужчина должен нести ответственность. Если мужчина этой ответственности не несет, то, соответственно, в семье разруха. Ну, и плюс еще – родителям важно договориться.

ВН.ру: О чем?

А.К.: Родители должны изначально договориться между собой, что отец – авторитет, а мать его во всем поддерживает. Даже если она не согласна, то при ребенке они не должны этого решать. Ребенок вот этой «кухни» видеть не должен, когда родители выясняют отношения или спорят: кто из них прав, кто виноват? Соответственно, и статус отца будет повышаться, и уважение к матери.

ВН.ру: То есть спорящие родители не вызывают уважения?

А.К.: Когда родители спорят, они сами не знают, как правильно. У ребенка тогда встает такой вопрос: кого я должен слушать – маму, которая смеется над папой, или папу, который «давит» на маму? Плюс ребенок начинает плакать, у него ухудшается настроение. Вот вы говорили про улицу. И куда он пойдет за хорошим настроением? На улицу, где обязательно найдется человек, который ему все объяснит. Причем, объяснит так, что ребенок будет готов это слушать. Ему скажут: «да, ты прав, ты – молодец, делай так». И отсюда начинается развал.

ВН.ру: Чаще всего какая у детей зависимость возникает: алкогольная или наркотическая?

А.К.: Тут все зависит от возраста. Те, кто помладше ребята, они увлекаются токсикоманией. Те, кто постарше, например, живет не в городе, а в деревне, - у них алкоголь плюс токсикомания. Ну, городские, естественно, тут уже алкоголь и наркотики – у тех, кто постарше. Чем старше возраст, тем серьезней наркотики.

ВН.ру: А деньги откуда берут?

А.К.: Ну, деньги можно достать откуда угодно.

ВН.ру: С детьми какого возраста вы работаете?

А.К.: От 10 до 17 лет. Раньше мы думали, что больше мальчиков зависимых, чем девочек. С прошлого года все изменилось – у нас девочек всегда очень много. Сейчас, по-моему, равенство пошло.

ВН.ру: А с чем это связано?

А.К.: Не знаю.

ВН.ру: И чаще это дети, которых воспитывает одна мама?

А.К.: В основном, да. Либо воспитывает мама, либо папа никто: его самого надо баюкать, лечить, кормить, поить, ухаживать за ним.

ВН.ру: Здесь надо работать и с детьми, и с родителями?

А.К.: Да. В первую очередь, даже с родителями. Тут сложность в том, что родитель – взрослый человек, который скажет: «Да я вас сам чему хотите научу и мне это не нужно. А вот вам «сломанный» ребенок, вы его почините и верните нам в новой упаковке. Еще и гарантию дайте». Многие так подходят, то есть они считают, что все их упущения, которые они сделали, воспитывая его до нас, за полтора месяца нахождения у нас он исправится, станет другим. Но он другим уже не станет. Мы его только корректируем.

ВН.ру: А в чем заключается эта «коррекция»?

А.К.: То, что здесь происходит – это приучить ребенка к ответственности и жить по режиму. Вот это две самые важные «фишки», как сейчас говорят, которым они здесь учатся.

ВН.ру: А жить по режиму – что это значит?

А.К.: Вставать, выполнять задания, отвечать за свою работу. У нас нет наказаний, но с ребенком заключается устный договор: если ты не выполнишь – какую ответственность ты за это понесешь. Самое главное, что ребенок сам принимает решение и сам несет за него ответственность.

ВН.ру: А проблема родителей какая?

А.К.: Они в какой-то момент начинают совершать попытки принимать за детей решения, но уже поздно. Человеку 17 лет, он уже, можно сказать, 5 лет общается только на улице, начались проблемы, а родители только опомнились. Причем, в основном, проблема, они считают, началась не у ребенка, а у них: «Как же наше чадо - такое золотое, умное, и вдруг стало пить, дышать, курить?!»

ВН.ру: А если родители не идут на контакт с психологами, как тут решать проблему?

А.К.: У нас достаточно хороший уверенный штат психологов, психотерапевтов, которые умеют договориться.

ВН.ру: То есть переубедить получается?

А.К.: Не всех, но основная часть родителей, кто все-таки «с головой» – они приходят и общаются здесь. Бывает семейная терапия, когда все собираются, и происходит работа. Но главное, чтобы результаты сохранились.

ВН.ру: А как часть бывают рецидивы?

А.К.: Это секрет фирмы (смеется, - прим. Ред.). В любой хронической болезни есть рецидив.

ВН.ру: Но от финансового благополучия семьи все это не зависит?

А.К.: Нет. Есть и не очень обеспеченные люди, которые живут счастливо, и дети у них замечательные, и все у них хорошо.

ВН.ру: Может быть, тогда проблема в том, что родители в погоне за зарабатыванием денег время детям не уделяют?

А.К.: Это да. Это один из вариантов, что родители заняты сами собой. Самое главное – между родителями нет договоренности между собой: папа - отдельно, мама - отдельно. Даже если они зарабатывают сумасшедшие деньги, если у них не будет совместной какой-то деятельности по поводу семьи и ребенка, то ничего и не будет.

ВН.ру: Какова ваша задача?

А.К.: Наша задача: привели ребенка – мы должны немножко «привести его в чувство». Элементарно, бывает, приходят дети – они время не могут определять по циферблату: и 14-летние, и 15-летние. Они привыкли по сотовому телефону смотреть. На его вопрос: который час? Ты говоришь: без двадцати два. Он стоит в растерянности. А когда ты говоришь 13.40 – тогда он понимает.

ВН.ру: Этому же и в школе учат…

А.К.: Учат. Все должны заниматься воспитанием ребенка. Он же среди взрослых находится, не только в семье живет.

ВН.ру: В советское время были бесплатные кружки. Детей могли занять чем-то. Сейчас этого нет…

А.К.: При желании занять ребенка можно, и найти бесплатные кружки при желании тоже можно.

ВН.ру: То есть проблема в желании родителей?

А.К.: Да.

ВН.ру: И много у нас родителей, которые не хотят заниматься своими детьми?

А.К.: Полно.

ВН.ру: А лет 30-40 назад ситуация была разве другая? Думаете, намного больше было ответственных родителей?

А.К.: Я думаю, это было всегда. Но раньше люди были больше охвачены заботой государства: им давали квартиры, кружки бесплатные. У людей было меньше забот, как заработать на хлеб насущный. Если шел человек на работу, он уже зарабатывал хорошие деньги. А у нас сплошь и рядом сейчас, особенно в таких городах, как Новгород, когда человек работает – при этом просто «сводит концы с концами».

ВН.ру: Отсюда неудовлетворенность жизнью, срывы на детях…

А.К.: Дети – это цветы жизни. В какой среде вырос – такой цветочек и получился.

Беседовала Юлия Гончаренко


Комментарии (0)